360Информация об авторских правах/>
обзор
Музейный квест «Веретено времени»

Музейный квест «Веретено времени»

Квест-игра по выставке Музея народной культуры.
Музейный квест «Веретено времени»
Теги:

Квест-игра «Веретено времени» основана на постоянной экспозиции «Мир народной культуры», которая была открыта в декабре 2019 года. Экспозицию составили подлинные предметы крестьянского быта конца XIX – первой половины XX века, собранные на территории Белгородской области.

В рамках квест-игры «Веретено времени» вам предстоит совершить увлекательное путешествие сквозь время и соприкоснуться с уникальными музейными экспонатами, узнать их историю и расшифровать послание наших далеких предков, заключенное в старинной пословице.

В крестьянской семье всё необходимое создавалось собственноручно, в том числе и одежда. Это умение было жизненной необходимостью. Все женщины умели прясть, ткать, шить, вышивать, вязать. Девочек приучали к рукоделию в довольно раннем возрасте. Восьмилетнюю девочку сажали за прялку, в этом же возрасте она уже умела плести пояски для своего приданого, с 10–12 лет начинала вышивать платки и полотенца, с 12–13 – училась искусству ткачества.

Ткачество – один из самых древних видов женского ремесла. В каждой крестьянской избе был ткацкий стан, на котором хозяйка и подрастающие дочери в зимние месяцы ткали холсты для нужд семьи. Полотно по качеству производилось разное: тонкое – на скатерти и рушники, постельное бельё; грубое – для покрывал, одеял, хозяйственных нужд. Для одежды изготавливали полотно из нитей льна, конопли и шерсти.

Сундук, принадлежавший жительнице села Нижние Пены Ракитянского района Ефросинье Труновой, заполнен рушниками, настольниками, тканками, рукавицами, а также рубахами, сарафанами, зипунами, платками и другими предметами одежды и ткачества, которые она собрала и сохранила.

Ефросинья Трунова родилась в 1902 году. В 30-е годы ХХ века ее семью раскулачили, дом отобрали, а членов семьи сослали на спецпоселение. Когда Ефросинья Ивановна вернулась в родное село, ей пришлось жить одной. Она по одному предмету выкупала у односельчан то, что когда-то принадлежало её семье. Прожив до 101 года, Ефросинья Ивановна сохранила доброе восприятие мира, бережное отношение к предметам, хранившимся в её сундуках, и не желала с ними расставаться. Она была уверена, что все бережно хранимые ею предметы имеют особую ценность.

Ни один праздник в деревне, а тем более свадьба, не обходился без музыкального сопровождения. В экспозиции музея представлены кугиклы, рожки, жалейки, калюка и свирель, а также глиняные свистульки и окарины. Уникальна коллекция гармоней. Все они имеют разный строй и разное звучание. Гармошка была самым дорогим инструментом. В основном их покупали, чтобы играть на свадьбах. К числу струнных инструментов, бытовавших на Белгородчине, относятся скрипка, домра, мандолина, гусли и балалайка, называемая на Руси «русской певицей».

Время свадеб определялось земледельческим календарем, их играли в свободное от полевых работ время, как правило, осенью и зимой. В посты свадеб не устраивали.

Свадьба представляла собой комплекс обрядов, совершавшихся в определённой последовательности по установленному традицией сценарию. К свадьбе невеста готовила для жениха рубаху и пояс, которые передавались ему утром в день свадьбы с «рубашечниками». Жених, в свою очередь, дарил невесте серьги, платок и, обязательно, обувь, чтобы «по новым дорожкам ходила в новой обувке».

В день венчания в доме жениха собирался свадебный поезд. По его прибытию к дому невесты происходил обряд «выкупа невесты», а после венчания молодые отправлялись на свадебный пир в дом к жениху.

Кульминационный момент свадьбы – повивание невесты. Свашки в знак того, что теперь молодая будет идти по жизни не одна, а вдвоём с мужем, расплетали ей косу – символ девичества («распрощаться с косой» означало «выйти замуж»), и заплетали две. Их укладывали вокруг головы либо закручивали на темени и надевали праздничный головной убор замужней женщины – сороку.

Крестьяне не мыслили жизни без семьи и детей, поэтому появление первенца в молодой семье было радостным и значимым событием. Рождение ребенка воспринималось людьми как милость, дарованная Богом. Первой пелёнкой сыну служила отцовская рубаха, дочери – материнская. При пеленании бабка-повитуха произносила заговор с благопожеланиями здоровья, таланта, разума, красоты и пр.

Крестили ребёнка обычно на третий или восьмой день после рождения, но не позднее сорокового дня. Крестьяне стремились поскорее окрестить младенца, чтобы он обрел покровительство Бога и своего ангела-хранителя.

Спал ребёнок в зыбке (люльке), куда клали чаще всего солому, кусок старого кафтана и перьевую подушку. Зыбку подвешивали к железному кольцу, прикреплённому к матице. Чтобы при качании ребёнка руки оставались свободными, к зыбке снизу привязывали веревочную петлю, за которую люльку можно было качать ногой.

Русская традиционная культура возникла и развивалась как культура земледельческого народа. Земледелие определяло образ жизни людей, распорядок времени, материальные ценности, влияло на характер взаимоотношений людей в семье и в обществе. Оно в значительной степени формировало и картину мира русских людей. Многие праздники и обряды, особенно годового цикла, носили ярко выраженный аграрный характер.

Множеством обрядовых действий, песен, направленных на то, чтобы уберечь домашних животных от болезней, хищного зверя и обеспечить плодовитость, наделён праздник Егорьев день, отмечаемый 6 мая. Святой Егорий считался хранителем домашнего скота, покровителем диких животных. В этот день, услышав рожок пастуха, в первый раз после холодной зимы хозяйки выгоняли коров, коз, овец из хлева на пастбище. После Егорьева дня практически во всех русских деревнях начинались полевые работы.

Календарный рубеж весны и лета был отмечен Зелёными святками, периодом между Троицей и Петровым днем (12 июля). Зелёные святки были посвящены проводам весны, прославлению зеленеющей земли и приходу лета. Неделя перед Троицей называлась семицко-троицкой, во время неё проводился женский южнорусский обряд крещения и похорон «кукушки» – ритуальной народной куклы, символически связываемой с потусторонним миром.

Переломным днем, рубежом между летом и осенью, был Ильин день (2 августа). Крестьяне считали, что к этому дню должен быть закончен сенокос и начата жатва: «Илья жниво зачинает, лето кончает».

Осенью в каждом крестьянском доме в красном углу под образами, словно святыня, появлялся небольшой ржаной сноп с колосьями. Это был последний сжатый сноп, его перевязывали красной лентой, торжественно приносили в избу, зёрна с него берегли для нового посева.

С завершением полевых работ связан в народной традиции день Покрова Богородицы (14 октября): «Покров – конец хороводам, начало посиделкам». В будние дни, окончив хозяйственные работы по дому, девушки ходили по очереди друг к другу на посиделки, преимущественно с прядением или шитьём для пополнения сундука с приданым. По воскресеньям устраивались праздничные вечёрки и посиделки, которые давали возможность молодежи выбрать брачную пару. С Покрова в русской деревне также начинался период осенних свадеб.

Главное место в любом доме занимала печь. Печь выполняла сразу несколько функций: она обогревала жильё, на ней спали, в печи готовили еду, сушили запасы на зиму. В зимнее время разожжённая печь была источником света, у печи обычно женщины занимались рукоделием. Печная лежанка – верное средство от простуды и прострелов.

Напротив печи (по диагонали) располагался «красный угол». Здесь размещали божницу с иконами и лампадкой, украшенную набожником. Красный угол считался местом хозяина дома, сюда же сажали самых дорогих гостей. Главный предмет мебели – обеденный стол, стоявший в красном углу, за которым собиралась вся семья.

Рядом с печью располагался «бабий кут» – пространство, в котором выполнялась вся женская работа. На полках здесь умещалась домашняя утварь, а у печи стояли кочерга, ухваты, чапельник, лопата для хлеба. Был в избе и мужской угол – место, в котором мужчины выполняли свои домашние заботы: ремонтировали инвентарь, плели лапти, занимались изготовлением валенок и т. д.

Глиняная посуда обязательно была в каждом крестьянском доме. Хозяйкам нужны были горшки разных размеров для приготовления пищи в русской печи, молочные крынки, макитры для заквашивания теста, кувшины.

Мастера-гончары изготавливали их на гончарном круге и продавали на местных ярмарках или развозили по деревням, обменивая на зерно, муку и пр.

Для простых крестьян привычной обувью были лапти. Лапти – это удобная, дешевая, но недолговечная обувь. Они быстро изнашивались: зимой – за 7–10 дней, летом, в рабочую пору – за 3–4 дня. Плетение лаптей было мужским занятием, обычно этим занимались старики или мужчины в свободное от других работ время.

Закреплялись лапти на ноге с помощью обор – узкой тесьмы. Оборами обвязывали голень крест-накрест и завязывали под коленом. Но сначала надо было обернуть ногу онучей. Летом онучами служили полосы холста, зимой – сукно домашней выработки.

Столяры изготавливали двери, оконные рамы, декоративные элементы, мебель, домашнюю утварь, ткацкие станы, сельскохозяйственный инвентарь, различные транспортные средства – телеги, сани. Промыслом занимались в течение всего года. Весь инструмент столяр закупал на стороне, а главную принадлежность столярной мастерской – верстак – изготавливал сам.

Строительство дома для крестьянина было знаменательным событием. Важно было не только решить чисто практическую задачу – обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено жизненными благами, теплом, любовью, покоем. При строительстве нового дома большое значение придавалось выбору места. Оно должно быть сухим, высоким, светлым. Неудачным для строительства было место, где раньше проходила дорога или стояла баня.

Особые требования предъявлялись и к строительному материалу. Нельзя было использовать сухие деревья, считавшиеся мертвыми. Большое несчастье случится, если в сруб попадет «буйное» дерево, то есть дерево, выросшее на перекрёстке дорог или на месте бывших лесных дорог.

За пределами селения, как правило, находилась ку́зница. Ковка по праву считается началом всех ремёсел, ведь именно кузнец создавал инструменты, которыми другие ремесленники работали, например, плотнику – топор и пилу, сапожнику – специальный молоток. Кузнец был почитаемым человеком на селе. К хорошему кузнецу могли приезжать издалека, прослышав о его мастерстве.

Кузнечное дело людям казалось таинственным, поэтому его и связывали с магией. Уровень техники в те времена был слишком низким, поэтому мастер должен был в совершенстве знать все особенности металла, обладать многими умениями, навыками, опытом. Славяне считали, что кузнецов оберегал бог Сварог, который, помимо всего прочего, наделил их даром излечивать различные болезни, колдовать и отгонять злые силы.

Наступление нового года в народной традиции связывалось главным образом с весенним пробуждением природы. Его также соотносили и с зимним солнцеворотом, после которого день увеличивался на «куриный шаг». Святки считались временем рождения нового солнечного года. Именно поэтому годовой ритм отсчитывался «от святок до святок».

Святки длились с Рождества Христова до Крещения Господня, и были насыщены различными обрядами, магическими действиями, запретами, гаданиями. С их помощью старались обеспечить благополучие на весь год, выяснить свою судьбу, задобрить умерших предков, обезопасить себя от нечистой силы.

Одним из самых весёлых и долгожданных праздников в году была Масленица. Она проходила перед Великим постом, в сыропустную неделю православного календаря, и заканчивалась Прощёным воскресеньем. В традиционном русском быту эта неделя была самым ярким праздником. На Масленой неделе катались на санях, ледяных горках, каруселях, пускали с горы масленичное колесо, символизирующее солнце, на улицах ставили балаганы, где давались представления с Петрушкой, устраивали кулачные бои, играли в снежки, водили хороводы, пели песни и, конечно же, пекли блины, угощая ими друзей, родных и соседей.

В народных традициях в воскресенье прощались с холодной зимой, провожали Масленицу и символично сжигали её чучело. Корни этого обряда уходят в глубокую древность. Для крестьян заканчивались зимние тяготы, наступала весна, а за ней теплое лето с обильными хлебами.

Между порой расцвета всех сил человеческих и порою преклонных лет не было резкой границы. Незаметно человек приближался к своей старости. А она наступала тогда, когда мужчина и женщина утрачивали способность к деторождению и активному труду. Богатый нравственный и трудовой опыт оставлял стариков равноправными в семье и обществе. Они старались работать до последнего часа. Обычно старуха присматривала за детьми, помогала в приготовлении пищи, приглядывала за печкой, пряла, кормила цыплят и домашнюю птицу, полола огород, собирала грибы и ягоды, а старик был постоянным сторожем в доме, присматривал за лошадьми, иногда правил борону и плёл лапти.